MMIRACLE · @mmiracle 2 0 10 1

О единственной причине вступать в брак

Владимир Берхин

У меня есть сын, и у меня есть дочери. И у меня есть мой личный кошмар. Он касается того момента, когда моя прекрасная дочь, которую я носил на руках, которой менял подгузники и с которой мы смотрели вечером на огоньки за окном, однажды приведет какого-то, извините, идиота и скажет: «Папа, теперь этот ёжик будет жить с нами».

Точнее — жить с нами и спать с ней.

Почти наверняка, мне почему-то кажется, этот не званый мною гость будет неряшлив, беден, дурно воспитан, у него будут длинные нечесаные волосы, и его отношение к моей крошке будет далеко не столь рыцарским, как мне бы хотелось. Да, и у него будет масса отвратительных бытовых привычек.

Словом, это будет моя точная копия, с поправкой на возраст.

И дабы немного снизить собственную тревогу, пока старшей дочери всего лишь восемь, не покупать ещё маузер и злую собаку, попробую проговорить вслух — зачем, собственно стоило бы ей вдруг выйти замуж. Кстати, сыну, который пока умеет только ползать и кусаться тремя зубами, наверное, тоже не вредно будет прочитать этот опус когда-нибудь лет через -дцать.

Хотя попробовал бы мой уважаемый отец написать для меня нечто подобное — вероятно, я бы его не понял. Но всё же рискну.

Начнем от противного. Какие причины для того, чтобы жениться/выйти замуж не годятся категорически.

Несущественная причина номер ноль. Не стоит жениться на ком-то, потому что ему этого очень хочется, потому что его жалко или по причине любых иных чужих желаний. Впрочем, дорогие дети, я в курсе, что вы не идиоты и не буду подробно рассказывать, почему не стоит.

Телесное влечение

Я знаю не одну, не две и даже не четыре пары, которые обвенчались — если убрать лишние словеса — потому что секса хотелось, а без штампа в паспорте и обряда в храме не позволяли убеждения или строгие родители. Все эти пары либо распались, либо, что называется, «очень плохо живут».

Просто потому, что секс сам по себе, вообще говоря, довольно быстро надоедает и не предназначен для длительного времяпрепровождения. Более того, если он прост и естественен как обед, то он надоедает ещё быстрее. Ради телесных радостей можно быть вместе некоторое время, но не очень долгое. Если же вы планируете провести вместе жизнь, то следует поискать для этого причины посерьезнее.

Любые внешние обстоятельства

Возраст, давление окружающих, указания духовника, воля родителей, удачно складывающиеся события, «знаки от Господа» и прочая быстротекущая мишура. Все эти причины для брака недостаточны, потому что снимают со вступающих в брак ответственность за их выбор. И в дальнейшем, когда станет солоно, им непременно захочется отыграть назад и спрятаться за непробиваемую стенку «я этого не решал, оно само сложилось». Вопрос только в том, у кого первого нервы сдадут, — а плохо будет обоим.

Кстати, брак «по залёту» относится сюда же. С той поправкой, что плохо будет уже, как минимум, троим.

Хозяйственные соображения

Выходить замуж за богатого в надежде на его богатство и дальнейшую беззаботную жизнь есть акт продажи, а не любви, и совершать его не стоит — некоторые вещи принадлежат нам недостаточно сильно, чтобы мы могли их продать. К такого рода вещам относится, в частности, наша душа, а брак есть в большей степени союз душ, нежели тел — вести совместное хозяйство или вместе спать могут любые два человека, а быть мужем и женой двое друзей вряд ли сумеют.

Впрочем, если вы всё же решаетесь на подобную сделку — то ее и стоит оформить как сделку, со всеми постыдными деталями вроде брачного контракта. В противном случае у вашего контрагента слишком сильная позиция юридически, да и морально тоже, что опять же плохо кончится в ситуации конфликта.

Одиночество и ощущение нереализованности в жизни

Обычно в такой ситуации происходит нечто обратное «честной сделке», и вступающий в такого рода отношения изначально планирует проиграть. При продаже себя за материальные блага человек старается получить побольше и оценить себя максимально высоко, ибо ночь темна, дорога далека, а перспективы туманны и надо успеть получить свой доход, пока это возможно. В случае же, если человека толкает к браку одиночество и страх, то он не старается получить максимум, а «берет что есть», то есть довольствуется минимумом. «Уж лучше так, чем вообще никак».

Не «ведитесь» на эту обманку. Ничуть это не лучше. К непростому положению, когда трудно, когда больно, когда холодные ночи и безрадостные дни, подобный союз ничего не прибавит — зато отнимет имеющийся минимум свободы и сильно урежет комфорт. А так как получившийся союз будет не союзом двух свободных, соединившихся по взаимному согласию, а скорее актом милосердия одного к другому, ставящим людей в неравное положение, то и надежды на полноценное уважение придется серьезно сократить.

Жениться стоит только в ситуации, когда все эти соображения несущественны. Когда огонь в теле притушен, когда никто ни от кого не зависит и не будет зависеть материально, когда каждому есть, в случае чего, чем заняться и помимо брака.

Попросту говоря, в брак стоит вступать только когда, когда это не нужно. Брак должен быть роскошью и причудой, капризом и приключением, а не решением проблем текущих или предполагаемых, кроме, собственно, проблемы той, «что мы не в браке». Если уж два человека решили усложнить свою жизнь настолько, что не просто вместе поселились, но планируют жить вместе всю жизнь, то это решение должно быть мотивировано исключительно изнутри.

Кстати, учтите, что супруг или супруга — это почти единственный человек за всю вашу жизнь, который будет с вами человеком. Все остальные будут входить в вашу жизнь и уходить из неё с той или иной функциональностью — приятеля, коллеги, собутыльника. Ваш контакт со всеми остальными людьми будет ограничен, а в браке придется иметь дело со всем человеком во всей его полноте, почти наверняка — неприглядной. Поэтому не принимайте своего решения до того момента, когда поймете, что видите перед собой именно человека, а не его тело, его блестящие перспективы, его интеллект, или же свой собственный комфорт в его присутствии.

В браке как таковом вообще-то нет цели, кроме единства людей друг с другом — того загадочного единства, которое возможно только между мужчиной и женщиной, составляющими семью, и которое не может быть ничем заменено. Двое друзей — это не брак, и любовники — это не брак. И даже друзья, которые вместе спят, или любовники, которые ведут совместное хозяйство, — опять же что-то не то.

Поэтому, дорогая дочь или дорогой сын (ну вдруг вы всё же это прочитаете), я могу дать только один внятный совет — связывайте свою жизнь с человеком только тогда, когда будете хотеть именно связать жизнь с конкретным человеком, и когда это желание будет свободным и ясным.

Или так:

Когда-то довольно давно одна женщина спросила своего мужчину: «Почему ты любишь меня?»

Сначала он хотел сказать, что она красивая. Но понял, что этого мало: красивых женщин вокруг тысячи. Потом хотел сказать, что это потому, что она любит его, но и этого оказалось недостаточно — не только эта женщина любила этого мужчину. Потом он пытался рассуждать про ум и про чувство юмора, и про вкусные борщи — но борщ в ресторане был ещё лучше, а умными ироничными собеседниками в то время можно было дороги мостить — столько их развелось. И даже мысли о том, как ему хорошо с ней, оказались неполной правдой — в конце концов, всегда можно найти в жизни кайф и посильнее. Тем паче не помогли и слова о том, что без неё плохо.

И осталось только одно.

Он ответил: «Потому что ты — это ты».

Вот когда сможете повторить, без самообмана и желания кого-то порадовать — наверное, стоит уже и жениться.

Впрочем, все эти рассуждения вы, дорогие дети, вероятно, читать не будете.

MMIRACLE · @mmiracle 2 0 10 1

Русские исследователи в конце 1940х держали 5 человек без сна в течение 15 дней, используя экспериментальный газ-стимулятор. Этих людей содержали в запертой камере, чтобы следить за балансом кислорода в камере, так как газ в больших дозах был токсичен. В то время еще не было видеокамер для наблюдения, так что все, что могли себе позволить экспериментаторы - микрофоны внутри помещения с испытуемыми и отверстия в стенах, закрытые толстым пятидюймовым стеклом. В камере были книги, кровати для сна без постельных принадлежностей, водопроводная вода, туалет и достаточно сухой еды чтобы жить в течение месяца. Испытуемые были политическими заключенными во время второй мировой войны.

В первые 5 дней все было нормально, испытуемые едва ли жаловались, так как им пообещали (солгав), что выпустят на свободу по окончанию срока эксперимента, если они не заснут в течение месяца. Все их переговоры и действия были под наблюдением. Было отмечено, что со временем в их разговорах стали все больше и больше преобладать мрачные темы, связанные с неприятными воспоминаниями.

Спустя 5 дней они стали жаловаться на события, приведшие их к текущему состоянию и начали демонстрировать сильную паранойю. Перестав общаться друг с другом, они стали шепотом докладывать на своих сокамерников в микрофоны. Довольно странно, что они решили, будто смогут завоевать доверие экспериментаторов, выдавая своих друзей. Первое время ученые думали, что это было действием самого газа…

На десятый день один из них начал кричать. Он бегал по всей камере время от времени крича в течение 3 часов и пытался кричать и дальше, но, видимо, повредил голосовые связки. Самое удивительное то, что остальные на это никак не реагировали. Они продолжали шептать в микрофоны до тех пор, пока второй из них не последовал примеру первого и не стал кричать. Остальные вырвали листы их книг и, намочив их слюной, залепили окна в камере. На время крики и шепот в микрофоны прекратились.

В течение следующих трех дней ни одного звука не донеслось из камер. Исследователи не прекращали наблюдение за уровнем потребления кислорода, а он был высок, будто все пятеро занимались физкультурой. На утро 14 дня исследователи решились на шаг, который они не собирались делать, чтобы добиться реакции со стороны испытуемых, - они обратились к ним посредством динамиков, установленных в камере, т.к. опасались, что те либо умерли, либо находятся в коме.

Исследователи сообщили: "Мы открываем камеру, чтобы проверить микрофоны. Отойдите от дверей и лягте на пол, или будете застрелены. Сотрудничество приведет к освобождению одного из вас. "

К их удивлению единственным ответом была фраза: "Мы больше не нуждаемся в свободе".

Было созвано совещание среди ученых и военных, финансировавших исследование. Поскольку ни одного ответа со стороны испытуемых не последовало, было решено открыть камеру на 15 день.

Из камеры вывели весь газ-стимулятор и наполнили свежим воздухом. Сразу же после этого 3 голоса из камеры стали молить о возвращении газа так, как будто от этого зависела их жизнь. Камера была открыта и туда были посланы солдаты, чтобы вывести испытуемых. Те стали кричать громче чем раньше, а вскоре к крикам присоединились и солдаты, увидевшие то, что творилось внутри. Четверо из пятерых жертв эксперимента были живы, но едва ли их состояние можно было назвать жизнью.

Запасы еды с 5 дня были нетронуты. Кусками мяса с груди и ног тела пятого были заткнуты дренажные отверстия в камере, так что камера была затоплена на 4 дюйма, и было сложно сказать, сколько из них занимает кровь. У всех четверых "выживших" также недоставало значительного количества мышц и кожи, оторванных с их тел. Судя по повреждениям и обнаженным костям на пальцах рук можно было сказать, что они сделали это руками, а не зубами, как предполагалось изначально. Дальнейшие исследования указали на то, что большинство, если не все, повредили себя сами.

Внутренние органы ниже грудной клетки у всех четверых были вырваны. В то время, как сердце, легкие и диафрагма оставались на месте, кожа и большая часть мышц на ребрах были оторваны, так что были видны легкие. Все вынутые органы и сосуды были целы и просто лежали на полу вокруг тел все еще живых испытуемых. Пищеварительный тракт их еще работал, переваривая пищу. Стало понятно, что все это время они питались собой.

Большая часть солдат были русскими спецназовцами, но, тем не менее, многие отказались возвращаться в камеру, чтобы вынести испытуемых, в то время как последние продолжали кричать и просить возвращения газа, чтобы не заснуть…

Ко всеобщему удивлению испытуемые оказали яростное сопротивление, когда их попытались вынести из камеры. Один из солдат погиб из-за того, что ему перегрызли горло, другой получил смертельное ранение, так как ему откусили яйца и серьезно повредили артерию на ноге. Остальные пятеро солдат покончили с собой спустя несколько недель.

В драке один из четверых испытуемых повредил селезенку и почти сразу умер от потери крови. Медики пытались ввести ему успокаивающее, но оказалось, что это невозможно. Ему ввели десятикратную дозу морфина, но он все еще дрался как загнанный зверь, сломав ребра и руку одному из докторов. Его сердце билось в течение 2 минут после того, как он стал настолько обескровлен, что в его сосудах было больше воздуха, чем крови. Даже после остановки сердца он все еще кричал в течение 3 минут, пытаясь ударить всех, кто подходил и просто повторяя "ЕЩЕ", снова и снова, все слабее и слабее, пока наконец не замолк.

Оставшиеся трое были крепко связаны и перемещены под медицинское наблюдение, в то время как двое из них, не повредившие еще голосовые связки, продолжали требовать газ, чтобы не заснуть…

Получивший наибольшие повреждения был отправлен в единственную операционную в комплексе. В процессе подготовки к возвращению его органов на место выяснилось, что он тоже не реагирует на успокаивающее. Он яростно пытался избавиться от ремней, связывавших его и почти разорвал те, что удерживали его запястья, несмотря на солдата весом в 200 фунтов, который его держал. Тем не менее потребовалось лишь немного больше анестетика, чем обычно, чтобы отключить его. Как только глаза испытуемого закрылись, его сердце остановилось. В заключении о вскрытии было сказано, что уровень кислорода в его крови был в три раза выше обычного. Те мышцы, что все еще были на его костях, получили сильные повреждения, а 9 костей в процессе драки были сломаны, по большей части усилием мышц. Второй выживший был тот, что первым начал кричать. Его голосовые связки были повреждены, так что он мог лишь мотать головой, отказываясь от анестетика. Когда кто-то предложил оперировать его без анестезии, он кивнул головой, и никак не реагировал за все 6 часов операции по возвращению органов и восстановлению остатков кожи. Хирург несколько раз повторял, что медицински невозможно быть живым в таком состоянии. Одна из медсестер в ужасе заявляла, что пациент улыбался, когда их глаза встречались.

По окончанию операции пациент начал громко хрипеть и вырываться, глядя на врача и пытаясь что-то сказать. Предположив, что он хочет сообщить что-то крайне важное, ему дали ручку и бумагу. Сообщение было простым: "Продолжайте резать".

Остальные двое испытуемых прошли ту же операцию по возвращению органов, тоже без анестезии. Им пришлось ввести парализующее, так как они постоянно смеялись. Однако оно неожиданно быстро вывелось из их организмов, и вскоре они снова стали пытаться освободиться. Как только способность говорить вернулась, они начали просить возвращения стимулирующего газа. Исследователи спросили их, почему они повредили себя, зачем лишили себя органов и почему им нужен газ.

Ответ был дан один - "Мы не должны засыпать. "

Все трое были связаны еще крепче и помещены обратно в камеру на время принятия решения, что с ними будут делать дальше. Исследователи, боясь гнева со стороны финансистов из армии, предлагали устроить им эвтаназию, однако командир, бывший КГБшник, увидел потенциал этих троих и решил посмотреть, что будет, если вернуть им газ. Исследователи высказали сильный протест, но были проигнорированы.

Во время приготовлений к очередному заключению в камере, испытуемые были подключены к ЭЭГ (электроэнцефалограмма), а их оковы были ослаблены, т.к. предполагалось, что они будут связаны надолго. Ко всеобщему удивлению, как только прошел слух, что газ вернут, сопротивление прекратилось. Стало ясно, что они изо всех сил пытались не заснуть. Один из тех, кто мог говорить, просто издавал громкие звуки, немой терся ногами о ремни чтобы сфокусировать свое внимание на чем-то. Третий держал голову поднятой над подушкой и быстро моргал. Так как он был первым подключенным к ЭЭГ, именно за ним наблюдали исследователи и обнаружили, что по большей части его энцефалограмма была нормальна, но с промежутками пустоты, будто его мозг периодически испытывал смерть. Поскольку все ученые наблюдали за бумагой, выходящей из ЭЭГ, только одна из медсестер заметила, что в тот же самый момент, как он закрыл глаза и коснулся подушки, его ЭЭГ переключилась в режим глубокого сна, затем смерти. В тот же момент его сердце остановилось.

Единственный способный говорить испытуемый стал кричать, прося вернуть газ немедленно. Его ЭЭГ показывала те же самые пустые промежутки. Командир приказал немедленно запереть в камере с газом двоих испытуемых и троих исследователей. Один из последних услышав приказ, выхватил пистолет и застрелил сначала командира, а затем немого испытуемого.

Он направил дуло на оставшегося, все еще связанного, но способного говорить, в то время как остальные члены комиссии выбежали из комнаты. "Я не пойду туда с этими существами! Только не с тобой!", кричал ученый. "ДА ЧТО ТЫ ТАКОЕ? Я должен узнать это! "

Испытуемый улыбнулся.

" Неужели ты так быстро забыл? Мы - это вы. Мы - безумие, что таится внутри вас, которое стремится освободиться в любой момент во всей своей животной глубине. Мы - то, от чего вы прячетесь каждую ночь. Это нас вы пытаетесь усыпить и парализовать, скрываясь в убежищах, куда мы не можем проникнуть".

Исследователь, немного поколебавшись, выстрелил в сердце оставшемуся испытуемому.

ЭЭГ пропала, в то же время, как последний слабо прохрипел: "Так.. близко… к свободе…"

MMIRACLE · @mmiracle 2 0 10 1

Что же случилось с рыцарями?
Неужели они существуют только в фильмах 80-х?
Я хочу, чтобы Джон Кьюсак стоял с магнитофоном у меня под окном, я хочу прокатиться на газонокосилке с Патриком Демпси, я хочу, чтобы Джейк из «16 свечек» ждал меня у выхода из церкви, я хочу, чтобы Джадд Нельсон поднял кулак, осознав, что получил меня.
Я хочу, чтоб хотя бы раз моя жизнь была похожа на фильм 80-х, желательно с музыкальными вставками.
Просто так.
Без причины.

Easy A

MMIRACLE · @mmiracle 2 0 10 1

Он долгих двадцать восемь лет,
И двадцать восемь зим к тому ж,
Хранил в себе один секрет
И был в семье примерный муж.

Всё было, вроде, как всегда:
Жена готовила обед,
Но приключилась вдруг беда -
Он взял и вспомнил про секрет.

Под шум и кислый запах щей,
Ворчанье Суженой с утра,
Он вспомнил всё до мелочей,
Как будто было то вчера.

Она сидела у окна,
И мягкий чудный лунный свет
окрасил в бледные тона
её прекрасный силуэт.

Струились пряди по плечам,
Скользили змейками на грудь.
И он подумал сгоряча:
" Женюсь на ней когда-нибудь! "

Он вспомнил всё до мелочей:
Изгибы линий, мягкость губ,
И жар её простых речей,
И за окном огромный дуб.

Сплетенье рук, слиянье тел,
Каскад каштановых волос,
И то, как он её хотел
до исступления, до слёз.

Признаний трепетных поток,
(Как он на ушко их шептал!)
Смешной над ухом завиток,
что от дыханья трепетал.

Она смотрела на него
глазами влажными, как ночь.
Слова пьянили, как вино:
- Люблю тебя. Роди мне дочь.

С утра он потерял покой:
То суетился, то скучал.
Потом, закрыв лицо рукой,
Сидел на стуле и молчал.

Жена ворчала, как всегда.
Ругала убежавший суп.
И он отметил, что года
Ей, постаревшей, не к лицу.

Как не идёт ей белый цвет
И пряди крашеных волос…
И целых двадцать восемь лет
всё как-то было не всерьёз.

Вдруг он вскочил, схватил пальто,
забыл про шапку и носки.
Все двадцать восемь лет - не то.
Все двадцать восемь зим - тоски.

Нашёл тот дом. У дома - дуб.
Взбежал по лестнице стрелой.
Унять бы дрожь с холодных губ,
и трусость гадкую - долой.

… Наверное она сейчас
Пьет чай и кутается в шаль.
И из её прекрасных глаз
струится тихая печаль.

А, может, принялась вязать?
А может кружево плести?
Так много надо ей сказать,
а главное сказать - прости.

Открыла дверь. В глазах - вопрос.
Ей было снова двадцать лет.
Каскад каштановых волос…
Знакомый сердцу силуэт.

Над ухом - лёгкий завиток -
Как много лет назад - точь-в-точь…
- Вы не ошиблись?
- Нет, не мог. Вы Аня?
- Вера. Её дочь.

- А Аня?
- Мамы больше нет. Кто Вы?
Он повернулся вспять:
- Я шёл к ней двадцать восемь лет.
- Она ждала Вас… двадцать пять.

Как закружилась голова!
Как сердце ухнуло в груди!
И вспомнил он её слова
с мольбою: "Ты не уходи! "

Он сгорбился. Поплёлся прочь…
…Сплетенье рук…Слиянье тел…
…Люблю тебя… Роди мне дочь…
А он ведь вправду дочь хотел.

Как странно. Ани больше нет.
Заплакал. Бросил в тишину:
- Я буду много-много лет
Любить тебя. Тебя одну.